Статьи

Отношения на расстоянии: четыре истории об удаленной работе

Каждая десятая компания в России планирует расширять штат удаленных сотрудников. Об этом говорят исследования HeadHunter. С начала года интерес к удаленным работникам вырос в четыре раза. Больше всего вакансий без привязки к офису сейчас в сфере ИТ и финансовом секторе — 75% и 64%. Мы поговорили с теми, кто выбрал удаленный формат работы: юрист, архитектор, инженер-конструктор и переводчик рассказали о своем опыте.
Отношения на расстоянии: четыре истории об удаленной работе

Опрос от HeadHunter в этом году показывает, что у 10% российских компаний больше половины штата — это удаленные сотрудники. Удаленная работа экономит деньги компании и время работника. Не нужно снимать офис, не нужно добираться на работу в плохую погоду. Кто-то выбирает удаленный формат из-за гибкого графика, а для кого-то это единственная возможность получить работу.

Чтобы рабочие отношения строились правильно, приходится контролировать не процесс, а результат. Сотрудник становится менеджером для самого себя — в таком формате работы только он может объективно оценить то, насколько качественно решает задачу, поставленную начальником или заказчиком. Это требует самостоятельности и большого желания хорошо сделать свою работу.

Надежда Рисковец, юрист в digital и ИТ

Я позиционирую себя как юриста в сфере digital и ИТ. Большая часть моей работы связана с консультированием ИТ-компаний и digital-агентств, разработкой договоров, составлением пользовательских соглашений для интернет-проектов и мобильных приложений.

Раньше я работала в офисе и занималась полным удаленным юридическим сопровождением организаций в своем городе. Если требовалось, представляла их интересы в суде. На фрилансе в этом плане для юриста есть ограничение. Я могу представлять интересы в суде только в том случае, если суд находится в том же городе, что и я.

Сейчас я иногда составляю исковые заявления, которые могут рассматриваться в упрощенном порядке. Если же суд решит рассматривать дело в общем порядке, организации придется нанимать другого юриста или оплачивать мне командировку. Пока такой проблемы у меня не возникало, но она может быть решена с помощью видеоконференцсвязи. Суды уже используют такой способ, но по техническим причинам нельзя рассчитывать на видеосвязь для каждого заседания.

Мне нравится то, что я сама планирую время и решаю, какие заказы брать, а какие нет. В свободное время я занимаюсь повышением квалификации. При работе в офисе свободного времени намного меньше, что тормозит развитие.

Для планирования я использую Evernote и Google-календарь. Мне удается всё выполнять в срок благодаря тому, что не обещаю сделать какую-то сложную работу за пару часов. Я думаю, не стоит жертвовать качеством ради скорости. Я всегда назначаю срок с запасом на 1-2 дня. Если делаю быстрее, для клиента это приятный бонус. Очень редко беру срочные заказы. Но обычно у меня в запасе есть день или два. Поэтому при необходимости я успеваю сделать оба заказа вовремя.

Неочевидным преимуществом для юриста-фрилансера является низкая конкуренция. Самые опытные в какой-то момент уходят и основывают свой бизнес, освобождая место для новых фрилансеров. Кто бы что ни говорил о переизбытке юристов, по факту хороших специалистов не так много.

Яна Рябченко, архитектор

Моя цель — полностью вести проект удаленно. Если нужно, я приезжаю на обмер. Хотя это тоже можно поручить специализированной фирме, которая сделает такую работу. Дизайнеру или архитектору с большим опытом и развитым воображением достаточно будет фото и видео. Еще есть гугл-панорамы: можно в любой точке мира найти нужную улицу, походить по ней, разобраться в истории дома. Фотографии на свой телефон может сделать любой человек. Так какой смысл ехать? Современные технологии и воображение здесь работают на тебя, снижают транспортные расходы.

Опытному дизайнеру не обязательно приезжать и смотреть. Например, у меня были клиенты из Сургута, которые купили квартиру в Геленджике. И мы сделали проект для этой квартиры, весь процесс шел удаленно. Еще один клиент был из Казани. Другие заказы я получаю из Москвы.

Сложности удаленной работы в дизайне интерьеров связаны с подбором материалов и разных элементов, которые приходится заказывать в интернете. Я знаю, как выглядит тот или другой аксессуар вживую, подбираю, отправляю заказчику. Но ему бывает сложно вообразить и понять, как это будет выглядеть в интерьере. Поэтому он идет в магазин, чтобы посмотреть и потрогать. У него разбегаются глаза и мой Вайбер разрывается от фотографий того, что он там увидел. У заказчика могут появиться сомнения относительно того, что мы с ним спроектировали изначально.

Поэтому нужно изначальное доверие к дизайнеру, как профессионалу. Но у людей, которые в первый раз делают ремонт, обычно бурный восторг от масштабов выбора. И они хотят все и сразу. Тогда я объясняю, аргументирую, убеждаю. Мне приходится записывать голосовые сообщения, слать фотографии и все раскладывать по полочкам.

Главный плюс удаленной работы — свобода. Основной источник вдохновения — это обучение, путешествия, новые люди, новые пейзажи перед глазами. Я сейчас не очень много путешествую. Раз в пару месяцев я могу куда-то уехать хотя бы за пределы области. На это время я стараюсь не брать с собой работу. Раньше я обязательно брала с собой ноутбук и не отдыхала. Сейчас я разделяю это. Можно сделать какую-то работу, которая не требует специальных программ, — вести «Инстаграм», что-то писать на планшете.

Данил Соколов, инженер-конструктор

Моя основная работа — оформление чертежей, так как это очень востребованно. На втором месте по популярности — разработка рабочих моделей. Реже берусь за курсовые в вуз и сложные проекты из разряда разработки новых изделий. Заказы выбираю исходя из личного интереса, спрашиваю себя: «Может ли эта работа дать мне что-то новое?». Если да, то могу взяться, не сильно заботясь о материальной стороне. В ином случае выбираю работу по ценовой политике. Клиентов ищу на профильных сайтах.

Работу планирую с помощью онлайн-доски. Если веду несколько работ, то начинаю с тех, что менее интересны для меня. Чтобы выдержать сроки, закладываю предварительный дедлайн — за 3-4 дня до реального срока.

Можно из любой точки города решать интересные задачи и получать за это дополнительные деньги. Кроме «традиционного» фриланса, я работаю в одной компании практически на полной удалёнке, заезжая туда раз в месяц по вопросам особой сложности.

Для меня удобнее работать дома: тут своя атмосфера, комфортные условия и все из этого разряда. Вся работа, которая может стать удалённой, рано или поздно ей станет. Об этом говорят тенденции в крупных компаниях.

Я всегда беру несколько вариантов связи с заказчиком, чтобы и ему было спокойно, и мне комфортно работать. Если речь идёт о создании нового продукта группой людей, то вариант с полной удаленной работой — пока слишком фантастично. Но в своих проектах и компаниях я активно веду всех к такой форме.

Маргарита Мельникова, переводчик, психолог, оператор кол-центра

Я по образованию педагог-психолог. Незрячая с рождения. Училась в обычной школе, среди зрячих. Затем поступила в институт на очное отделение. Вначале меня сопровождали, потом ходила на занятия сама. Закончила с красным дипломом и думала: «Ну, все, сейчас я осуществлю свою мечту! Устроюсь работать на телефон доверия». В компаниях, куда я обращалась, мне говорили — «нет, мы не возьмем незрячего человека». Я не просила никаких специальных условий — был свой ноутбук с программой экранного доступа (специальная программа, которая «проговаривает» текст с экрана. — Прим. ред. ). Но работодатели отказывали мне.

Когда я столкнулась с трудностями устройства на работу в своем городе, то решила поискать предложения удаленной работы. Устроилась копирайтером. Редакторам нравились мои статьи. Единственное ограничение — я не могла подбирать картинки. Сразу сказала об этом редакторам, они согласились работать со мной. В 2008–2009 годах статьи приносили 1$, 3$, потом 5$ за текст.

Затем через своих незрячих друзей я нашла работу оператором кол-центра — звонила, проводила опросы. Там уже работали люди с инвалидностью — например, те, кто передвигается на коляске из-за диагноза ДЦП или после аварии. Руководство хорошо меня приняло, моей работой были очень довольны.

Потом еще 2,5 года работала информационным аналитиком — собирала данные по СМИ об определенных компаниях. Мне повезло: в том же проекте работал до меня незрячий человек, и он подсказал, что есть такая вакансия. А с 2015 года я работаю оператором в так называемой Библиотеке Михайлова. Это ресурс для незрячих людей, где я сортирую книги по жанрам, добавляю аннотации.

Еще я перевожу медицинские тексты с английского на русский — сотрудничаю с бюро переводов «Словарный запас» и беру учеников от онлайн-школы, где преподают английский язык. Там я тоже сразу сказала, что не смогу сделать видеопрезентацию, как другие преподаватели. Поэтому подготовила аудиоурок. Сотрудники онлайн-школы потом наложили на запись иллюстрирующий материал.

Каждого ученика я тоже предупреждаю, чтобы он не показывал мне картинки в качестве вопросов по обучению, все обсуждаем устно. Так как я читаю текст вслед за программой экранного доступа, все происходит чуть медленнее. Но ученик всегда может отказаться и выбрать другого преподавателя — это его право. Правда, ни одного такого случая у меня еще не было.

Для меня в удаленной работе — одни плюсы. Я бы не хотела работать в офисе. На удаленной работе не нужно решать проблемы с передвижением по городу. Мне сложновато одной ходить с белой тростью. Поэтому я перемещаюсь либо с сопровождающим, либо на такси. Еще это работа вне коллектива. Меня устраивает такой формат, так как по натуре я интроверт. Кроме того, я сама составляю себе график работы, не подстраиваюсь ни под кого.

Я могу работать 14–16 часов подряд. Когда есть заказ, то я занимаюсь им, пока не сделаю. Я не отвлекаюсь на заполнение планировщиков или онлайн-досок. Если задач очень много — могу написать себе обычное электронное письмо, что нужно сделать завтра.

Вакансии дня

Комментарии